Кабальная сделка верховный суд

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Кабальная сделка верховный суд

Евгения Ефименко

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить.

Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок.

Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян.

Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик.

В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело  19-КГ17-10).

Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца.

А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей.

А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать.

Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб.

Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию.

Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб.

(в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной.

Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год).

Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций.

Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК).

Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы.

Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного праванациональной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно.

Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой.

Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения.

Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего.

Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков.

«Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры».

Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев.

Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

Источник — ПРАВО.РУ

Источник: https://pravo163.ru/verxovnyj-sud-rasskazal-kak-osparivat-kabalnye-sdelki/

Можно ли признать кабальной сделку, заключенную между юридическими лицами

Кабальная сделка верховный суд

Как правило суды признают сделку кабальной, когда хотя бы одной из ее сторон является физические лицо, подписавшее договор на невыгодных для себя условиях в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств (ст.179 ГК РФ). А вот квалификация сделки в качестве кабальной между компаниями встречается крайне редко. Но встречается.

Ярким примером тому является дело №А40 — 91532/2015.

Застройщик подписал инвестиционный контракт с Правительством Москвы на возведение многоэтажного здания. Дополнительное соглашение к этому контракту установило предельную дату окончания работ. Нарушение данного условия грозило девелоперу ежемесячной неустойкой в размере более чем 9 миллионов рублей за каждый месяц просрочки.

В ходе исполнения контракта, застройщик получил от ОАО «МОЭК» условия подключения на присоединение к тепловым сетям строящегося объекта. Они предусматривали замену теплосетей на участке перед новым зданием. Один из пунктов условий, устанавливал новую обязанность для девелопера.

Он должен был еще до ликвидации старой теплосети подписать с МОЭК соглашение и компенсировать последней потери, передав в её собственность новые теплосети. После этого строительная компания заменила трубы и заключила договор теплоснабжения.

Однако вскоре МОЭК направило застройщику уведомление и потребовало компенсировать ей потерю старой теплотрассы не путем передачи в собственность новый сетей, а выплатой денежной компенсации. В противном случае энергетики отказывались выдать справку о соответствии нового дома условиям подключения к теплосети.

Без этого документа застройщик не мог получить разрешение на ввод объекта в эксплуатацию. Его поджимали сроки. Приближалась дата окончания работ при нарушении которой, девелоперу грозила большая неустойка. Поэтому он подписал соглашение о компенсации и перечислил МОЭК деньги, а потом подал на энергетиков в суд требуя признать сделку о выплате компенсации недействительной по причине ее кабальности.

Арбитраж рассмотрел материалы и признал сделку кабальной. Принимая решение, судья пояснил, что МОЭК является монополистом. Он незаконно использовал свое доминирующее положение на рынке. В свою очередь застройщик попал в тяжелые обстоятельства.

Приближался день окончания работ, оговоренный в контракте с Правительством Москвы. Нарушение этой даты грозило строительной фирме многомиллионными убытками.

В этой ситуации у нее не было другого выхода, как подписать с МОЭК кабальную сделку о денежной компенсации за реконструкцию старых теплосетей, которые, ко всему прочему, остались ещё и в собственности ответчика.

Данное решение не удовлетворило энергетиков и они (совместно с Департаментом имущества Москвы) начали процедуру обжалования. Апелляционная инстанция и суд округа оставили в силе вышеуказанное решение. Тогда МОЭК подал жалобы в Верховный Суд РФ.

ВС РФ затребовал дело, ознакомился с материалами и отменив все решения нижестоящих инстанций отправил его на новое рассмотрение.

Вынося Определение, ВС РФ в очередной раз (между строк) констатировал, что суды небрежно подошли к делу и не установили всех важных обстоятельств необходимых для признания кабальности сделки.

В частности, он указал, что разрешение на ввод здания в эксплуатацию является обязательным условием, удостоверяющим завершение строительства и подтверждающим соответствие объекта всем (в том числе и техническим) требованиям.

Однако нижестоящие суды не дали оценки этому обстоятельству на предмет признания его тяжелым и непредвиденным. Далее, нижестоящие инстанции проигнорировали аргумент МОЭК, что оно не было стороной инвестиционного контракта и вообще не знало об его условиях. Энергетики действовали по алгоритму, указанному в нормативных документах Правительства Москвы.

Кроме того, Верховный Суд обратил внимание на то, что застройщик является хозяйствующим субъектом. Он несет все риски ведения предпринимательской деятельности, направленной на извлечение прибыли. Следовательно, он мог хотя бы спрогнозировать возможные препятствия в его работе.

Ну, и наконец, ВС РФ указал на одно существенное обстоятельство, которое также проигнорировали все суды. В частности, инвестиционной контракт предусматривал, что реконструируемые объекты (а в том числе и теплосети) становятся долевой собственностью сторон. Однако в ЕГРП (сейчас — это ЕГРН) собственником теплосетей по-прежнему числится МОЭК.

«Поскольку инвестиционным контрактом было предусмотрено условие о принадлежности спорной теплосети его участникам, которым общество «МОЭК» не являлось, – резюмировал ВС РФ, – приведенные выводы судов при рассмотрении дела без участия публичного образования город Москва и исследования всех необходимых для этого обстоятельств, нельзя также признать обоснованными». (Определение ВС РФ № 305 — ЭС16 — 9313 от 27.10.2016 года).

В итоге дело было направлено на новое рассмотрение.

Какие можно сделать выводы? Прежде всего возникает стойкое ощущение, что суды (да и многие представители сторон) зачастую, действуют по шаблону. Раз банк обязан проверять заемщика перед выдачей кредита, то значит подобной проверке должен подвергаться и поручитель.

А если компания заключила крайне невыгодный договор для того, чтобы избежать крупных убытков, то она совершила кабальную сделку.

При этом как — то забывается, что ЦБ РФ вовсе и не требует строго проверять поручителя, а «жизненные обстоятельства» человека, совершившего кабальную сделку никогда не будут похожи на обстоятельства, в которых юрлицо подписало невыгодный договор. Однако суды вообще не обращают внимание на подобные нюансы.

Второй интересный момент заключается в том, что в основе этого дела лежат явные корпоративные проблемы. В ходе этого кейса наблюдалась полная рассогласованность в действиях аффилированных тогда лиц: Правительство Москвы — МОЭК (в августе 2013 года владельцем МОЭК стал Газпром).

Так, что эти подобные кейсы полезны не только с точки зрения судебной практики, но и для самих участников, так как они указывают на внутренние проблемы организаций.

У вас проблемы с взысканием задолженности с должника? Получите бесплатную консультацию эксперта прямо сейчас

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b7bf09534aacf00a876b888/mojno-li-priznat-kabalnoi-sdelku-zakliuchennuiu-mejdu-iuridicheskimi-licami-5ce4fd1c54a96300b34886bf

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.